В KAZ Minerals ежедневно происходят события различного масштаба.
Filter:

null Шахтерская династия: взгляд изнутри

24.08.2018

Количество просмотров: 28

; assetEntryID = 669804

Редакция KAZ Minerals Инфо предложила одной шахтерской семье рассказать о себе. В рассказе поучаствовали все члены семьи. Знакомьтесь – династия Байжумановых.

Глава династии – Амангельды Байжуманов, электрогазосварщик ПВС (пылевентиляционная служба Орловской шахты Орловского ПК), подземный стаж 21 год:

- Еще в 1992 году я начал работать подземным сварщиком на участке буровзрывных работ Орловской шахты. В 1997 году перевелся на подземный участок №2 помбуром в бригаду Вадима Ромашко, работал до 1999 года, параллельно отучился на взрывника в нашем учебном комбинате. Получил квалификацию взрывника, перешел на взрывные работы. Так и работал до 2013 года, пока не вывели на-гора. Сейчас тружусь электрогазосварщиком в пылевентиляционной службе Орловской шахты.

Почему я выбрал профессию шахтера? Я сам из семьи животноводов, мой отец был знатным бригадиром, на производстве не работал, а вот мой дядя, брат матери, Айткул Сулейменов был шахтером. Часто рассказывал о шахте, я пацаном с интересом слушал его шахтерские байки. Потом так случилось, что в жены я взял дочь шахтера. Мой тесть Оразгали Никомбаев был проходчиком, работал на рудниках Алтайского края (Россия).

После школы я закончил училище, получил профессию «связист кабельщик-спайщик». Потом была служба в рядах Советской Армии, служил в ПВО на Дальнем Востоке. До сих пор помню номер военной части – 30593. Пришел из армии, поступил в техникум в городе Семипалатинске, получил профессию автомеханика. Отработал диплом. Трудился инженером в автопарке.

В 1984 году 4 августа связал свою судьбу с моей любимой Сауле. В следующем году будет 35 лет, как мы живем вместе – душа в душу.

Родились у нас сыновья Адильжан и Даулет – погодки, в 1985 и 1986 годах. Я как отец семейства решил: семью кормить надо. Сам Бог велел идти в шахту. Край шахтерский, тесть – шахтер, да и дядя сыграл свою роль в моем выборе. Вот с тех пор я здесь, на Орловском производственном комплексе.

 

 

Общий подземный стаж мой составляет 21 год. Ни дня не жалел, что работал в шахте. Я и сейчас себя считаю шахтером. Горжусь этим званием. Шахта воспитала меня, закалила мой характер. Любил свою работу взрывника, это очень ответственно и интересно – добывать из недр земли руду. Присутствует романтика, хоть работа опасна и трудна. Люди у нас самые крепкие, сильные. Необязательно физически, внешне – они сильные духом! Дружба шахтерская – самая крепкая. Я очень ценю это.

Сыновья мои также связали свою судьбу с горным делом. Старший сын Адильжан окончил горно-металлургический факультет Восточно-Казахстанского государственного технического университета им. Д. Серикбаева. Начинал участковым маркшейдером, потом его пригласили в проектное бюро Орловского ПК, сейчас он работает в отделе технического и инвестиционного планирования Орловского ПК, тоже спускается в шахту. Младший Даулет – проходчик на участке горнопроходческих работ Орловской шахты (УГПР). Трудится в бригаде Алексея Щербакова, их бригада показательная. У сына в этом году уже 10 лет подземного стажа. Он в шахте работает с 2008 года.

У меня есть три внука: у Адильжана два сына и у Даулета сын. Если они продолжат шахтерскую династию, буду очень рад.

 

 

Я помню, как младший говорил, что никогда не будет работать в шахте, но после неудачного опыта в городе Усть-Каменногорске я ему сказал: «Хватит болтаться, надо зарабатывать – кормить семью». Сам его привел на наш рудник, помог устроиться, поддерживал советами. Он попал в хорошие руки, в доблестную бригаду Серикпола Аулыбаева (кавалер «Кеншi данкы» 3-й степени) помощником бурильщика. После получил квалификацию проходчика и до сих пор, вот уже десять лет, работает на УГПР. Не буду лукавить, поначалу опекал сына. Но так, чтобы не упрекнули коллеги. Он у меня молодец, от работы не отлынивает – это главное. Шахта не терпит бездельников и простофиль. Всегда говорю сыну и всем молодым: «Шахта – это вам не игрушки». Ее бояться не надо, но и бдительность никогда терять нельзя, всегда и везде ко всему надо относиться серьезно, ответственно. Даже если долго отработал в подземных условиях, расслабляться нельзя. Надо помнить, что в любой момент может настигнуть опасность. Внимательность – прежде всего. Внимательность и к себе, и к коллегам. Надо всегда быть начеку!

За что я переживаю на рабочем месте? За то, чтобы ребята работали слажено, чтобы участок работал без травм, выполнял план. Ведь всем надо зарабатывать, у всех семьи, личные планы. У молодежи – купить квартиру, машину и т.д. Кто постарше – учит детей, внуков. Чтобы работа работалась!

Хочу сказать, что надо отдать должное нашим женам. Низкий им поклон, что они нас ждут дома, переживают. Порой приходится задерживаться на работе, всякое бывает – аварийная ситуация или еще что, они не спят, терпеливо ждут, молятся за нас. От них зависит главная погода – погода в доме. Когда дома тепло и уютно, когда тебя любят и ждут, никакие трудности нам не страшны!

Сейчас я электрогазосварщик, опыт у меня приличный, я многому могу научить, конечно же, делюсь с молодыми. Сварное дело – тоже наука. Сварить шов просто красиво и ровно недостаточно, важен корень шва – чтобы был проварен. У нас ребята – молодцы, мои ученики по сварному делу – уже сами учителя. Коллектив сплоченный, дружный, я всегда могу дать дельный совет, но иногда могу и пожурить, не без этого.

Сауле, супруга:

- Когда узнала, что Даулет идет работать в шахту, на самую передовую – проходчиком, я испытала шок. Ведь о шахте я знаю все и не понаслышке! У меня отец – шахтер. Сама я работала замерщицей в шахте. Замужем за шахтером. Тревоги, слезы, переживания – спутники моей жизни. Любая женщина, так или иначе, переживает за своих детей, мужей, но когда твои родные работают в шахте, переживания и тревоги удваиваются в разы. Пыталась отговорить сына, но это же мужчины, их решение твердо и непоколебимо.

Адильжан, старший сын:

- Я всегда мечтал пойти работать в шахту, после школы попытался поступить на горного инженера, но не прошел по здоровью, отучился на маркшейдера. Частично моя мечта сбылась, потому что маркшейдер или планировщик, кем я сейчас работаю, тоже должны спускаться в шахту, на замеры и обследования, пусть и иногда.

Если сыновья выберут горное дело, когда подрастут, я не буду против, если это будет от сердца, осознанно. Это будет круто же – продолжить династию шахтеров. Я поддержу их. Думаю, к тому времени, как они подрастут, работать в шахте будет совсем не опасно. Время на месте не стоит, наука продвигается вперед, создаются инновационные технологии, все роботизируется. Я верю, что наступит время, когда шахтерский труд будет самым безопасным на свете.

 

 

Даулет, младший сын:

- Честно, никогда не мечтал работать в шахте, даже когда меня спрашивали, пойду ли работать в шахту, я отвечал: «Ни за что, ни за какие коврижки». После школы поступил на психолога-криминалиста, но как-то не сложилось, не закончил, проучившись три года, бросил. Вернулся домой в Жезкент. Отец посоветовал пойти работать на Орловский рудник. Поначалу планировал отработать год, подзаработать и найти что-нибудь другое. В этом году уже десять лет на проходке. Обрел опыт, вторую семью – шахтерскую, надежных друзей. Сейчас уже не вижу себя в другой профессии.

Если сын выберет профессию шахтера, постараюсь отговорить. Если только горным инженером, руководить, то, может, и соглашусь.

 

 

Татьяна Маер, ОПК

0 Comments

Популярное на сайте

Сейчас обсуждают

4/20/20 10:33 AM

test321

4/20/20 10:30 AM

test123

3/27/20 2:47 AM

Отличная новость!

3/26/20 11:37 AM

Классное место!

3/26/20 8:43 AM

Какой интересный выпуск

В теме: №33(1).pdf
Showing 5 of 5 Items